Ольга Таратынова: культура и мода

Ольга Таратынова: культура и мода

Изначально мы задумали создать особый повод для посещения Екатерининского парка – настоящей ландшафтной энциклопедии. Исходили из того, что дизайн одежды, мода – составная часть культуры, а творчество модельеров органично вписывается в музейную среду.

Инна Зайцева: Wheeling heart

Инна Зайцева: Wheeling heart

История моего проекта Wheeling heart началась со стечения личных обстоятельств.

Максим Матвеев: о самом главном

Максим Матвеев: о самом главном

Актер кино и театра МХТ им.Чехова Максим Матвеев — феномен отечественной культуры, человек, который идет против предрассудков, всего добиваясь в жизни своим неуемным трудолюбием и целеустремленностью. О себе, об «опьянении искусством», благотворительности и сыне в интервью для ТВОЯ ИСТОРИЯ.

Филипп Киркоров: секрет моего счастья

Филипп Киркоров: секрет моего счастья Популярное

Филипп Киркоров — человек, который не нуждается в особом представлении. Артист, музыкант, продюсер, филантроп, отец, друг и просто хороший человек.

Фекла Толстая: надеюсь, что стала мудрее

Фекла Толстая: надеюсь, что стала мудрее

Моя основная работа – разговаривать с людьми, интересоваться, о чём они думают. Если при этом оставаться безразличным, то работа станет мучением. Однако для меня это радость. Жизнь придумывает такие сценарии, что не снились никаким писателям.

Рома Зверь: могу долго сидеть и выжидать, чтобы получить хороший кадр.

Рома Зверь: могу долго сидеть и выжидать, чтобы получить хороший кадр.

Я люблю посещать музеи — Рейксмузеум в Амстердаме, Лувр в Париже, Прадо в Мадриде. Пошел специально в Центральный дом художника в новый зал «Искусство XX века».

Ольга Ростропович: Ростропович действительно вывел виолончель на новую орбиту

Ольга Ростропович: Ростропович действительно вывел виолончель на новую орбиту

Однажды Ростропович сказал: «Гениев ругают, потому что их не понимают. Мы настолько ниже их по интеллекту, таланту, интуиции, что действительно не можем их понимать». А как он сам определял свое место в музыке?

Андрей Звягинцев: можно продолжать жить и дышать

Андрей Звягинцев: можно продолжать жить и дышать

Бунт — это стихия, это что-то иррациональное, а потому и бессмысленное по меткому определению Пушкина. Поведение отдельного человека — это что-то другое. Терпение русского человека давно переплавилось в покорность.

Павел Лунгин: кино и сценарии находятся в кризисе

Павел Лунгин: кино и сценарии находятся в кризисе

Я хочу снимать фильм по-английски. Потому что мы уже окуклились в своих сюжетах и наши фильмы все меньше имеют популярность и все менее интересны за рубежом.

Ульяна Лопаткина: да, балет – это тяжелый труд

Ульяна Лопаткина: да, балет – это тяжелый труд

Я бы сравнила танцевальные движения с речью. Речь, язык как средство выражения используется всеми по-разному. Он может быть утонченным, деликатным, тактичным. Может быть простым, искренним и понятным. А может – вульгарным и шокирующим.