Павел Лунгин: кино и сценарии находятся в кризисе

Павел Лунгин: кино и сценарии находятся в кризисе

Кинорежиссер, сценарист, лауреат Канского кинофестиваля, руководитель кинофестиваля "Зеркало", народный артист РФ

Павел Лунгин: кино и сценарии находятся в кризисе

Я хочу снимать фильм по-английски. Потому что мы уже окуклились в своих сюжетах и наши фильмы все меньше имеют популярность и все менее интересны за рубежом.

Кризис сценариев — это мировой кризис.

Как будто бы мы живём в совершенно в других проблемах, в другой реальности, как будто бы они не волнуют людей всего мира, но они, собственно говоря, и наших-то не волнуют, как мы знаем по результатам проката. Возникло желание выйти на историю, используя при этом русскую классику, великую музыку Чайковского.

Я вообще не слишком хорошо понимаю музыку. Мне кажется, что я ее чувствую только тогда, когда она совпадает с изображением. Я честно говорю, что я не меломан, но музыка, вложенная в изображение и изображение, вложенное в музыку, как это было в «Дирижёре», волнует меня всё больше. И мне кажется, что это универсальный язык, универсальная тема, которая волнует людей всего мира. Это же великий соблазн — рассказать историю, которая волнует людей везде.

Смысл вообще уходит из кино. Оно инфантилизируется все больше и больше. Становится детским, не в хорошем смысле, оно просто упрощается.

Кризис сценариев — это мировой кризис. Отсутствие хороших сценариев – это главная проблема. Во-первых, очень мало оригинальных и свежих идей. Во-вторых, смысл вообще уходит из кино. Оно инфантилизируется все больше и больше. Становится детским, не в хорошем смысле, оно просто упрощается. Я знаю, что в США хорошие сценаристы и хорошие сценарии – это самый разыскиваемый товар. Поэтому за это платят огромные деньги. Но как мы видим, всё, что к нам приходит из Америки, – это приквелы, сиквелы, повторы, ремейки, написанных сюжетов. Но это скорее философская проблема. Возможно, это новая форма нашей действительности, она всё хуже выражается в слове, она все больше выражается в изображении. Люди владеют видеоязыком от рождения и действительно скоро будут снимать фильмы на телефонах, это стало новым языком самовыражения. Но как известно, без слова мы не можем, и поэтому возвращаемся к вечным сюжетам. Кризис смыслов и кризис слов. Конечно, у нас это очень видно. Качество сценариев, качество диалогов, отсутствие живых, узнаваемых образов. А те фильмы, которые имеют успех, либо основаны на реальных событиях, либо на книгах. Сценарист больше не в состоянии создать свою реальность, он может только интерпретировать или реальное событие, или роман.

Сценарист больше не в состоянии создать свою реальность, он может только интерпретировать или реальное событие, или роман.

Чем объясняется отсутствие интереса к реальной жизни у русских зрителей, я до конца не могу понять. Кино все-таки должно пережёвывать эту реальность, давать ответы на вопросы, которые возникают у людей. Оно так или иначе реагирует на жизнь, которая окружает людей. Такое ощущение, что люди уходят от своей жизни. Им не хочется говорить об этом, им неинтересно, они предпочитают не думать и не знать об этом. Нежелание анализировать свою жизнь – это один из симптомов нашего общества.

Хочется верить, что однажды мы выйдем из постоянной озабоченности корытом, кормушкой.

О кинофестивале им. А.Тарковского «Зеркало»

Я увидел здесь огромное желание общества разговаривать и думать. Они в кино ходить вроде не хотят, но когда их затаскивают в кино, она начинают думать, их это волнует. Люди робко нащупывают голос, те, кто никогда не говорили ни о чем, кроме как о бытовых проблемах, и только ругали местные порядки, вдруг начинают говорить о жизни. Это очень приятно. В этом смысле фестиваль получается. В чем смысл искусства? Оно единственное из населения может сделать народ. Оно отрывает тебя от прозы повседневной жизни, поднимает и ставит вопросы смысла жизни, бытия. Хочется верить, что однажды мы выйдем из постоянной озабоченности корытом, кормушкой. Люди давно живут не так плохо, как им кажется, по крайней мере, намного лучше, чем они жили раньше, но они все еще в панике. Все крутится вокруг проблем выживания, а люди не понимают, что они давно уже выжили. А теперь надо начинать жить.

По материалам filmpro.

Похожие статьи

Фекла Толстая: надеюсь, что стала мудрее

Фекла Толстая: надеюсь, что стала мудрее

Моя основная работа – разговаривать с людьми, интересоваться, о чём они думают. Если при этом оставаться безразличным, то работа станет мучением. Однако для меня это радость. Жизнь придумывает такие сценарии, что не снились никаким писателям.

ЧИТАТЬ