Дарья Лисиченко: трудности это нормально

Дарья Лисиченко: трудности это нормально

Президент благотворительного фонда ОРБИ

Дарья Лисиченко: трудности это нормально

Основатель и руководитель благотворительного фонда ОРБИ об истории фонда, группе риска, продолжении дела мамы и помощи при инсульте.

Когда мамы не стало, я подумала, что в память о ней должна продолжить начатое.

История фонда началась в 2006 году. В городской клинической больнице №31 на базе кафедры НИИ инсульта образовалась инициативная группа неврологов, возглавлял ее Александр Комаров, сейчас он исполнительный директор фонда. Врачи тогда хотели создать центр, в котором пациентов и их родственников учили бы жить после инсульта. Мой отчим Александр перенес инсульт, мама его восстанавливала 7 лет, много консультаций было… Александр проходил лечение в 31 больнице. Врачи, с которыми за это время моя мама Елена подружилась, предложили ей войти в попечительский совет. Мама загорелась этой идеей, даже успела съездить на одну конференцию неврологии в Петербург. Но фонд так и не родился, потому что врачи обнаружили у мамы рак 4 стадии. Когда мамы не стало, я подумала, что в память о ней должна продолжить начатое. Мне было больно без мамы, хотелось что-то сделать, а фонд – это бы ей понравилось. Тогда я обзвонила всех врачей, сказала, что готова реализовать их идею. Пригласила юристов, которые помогли мне написать устав, нашла первую команду фонда, и мы начали работать.

О развитии и целях

Трудности в развитии фонда – это как трудности в развитии любого бизнеса. Вначале это всегда группа людей, которые объединены общей целью, но не очень структурированы. Это стадия, которую проходят любые компании, благотворительные, коммерческие.

Но именно в благотворительности есть тенденция: многие фонды эту стадию не перерастают. В какой-то момент я поняла, что существует риск застрять на очень любительском уровне, потому что благотворительность – это то, что приносит огромную эмоциональную отдачу. И если совсем увлечься эмоциями и только их ставить как цель работы, то, наверное, это уже называется волонтерство. А, собственно, создание фонда предполагает создание компании с профессиональными людьми. Первая задача была найти профессионала, который бы мог развить благотворительный проект, и я считаю, мы с ней справились. Сейчас наша команда меня радует, правильные хорошие люди, сочетающие в себя любовь к делу и профессионализм.

Программа адресной помощи построена так, что мы одному человеку собираем на реабилитацию один раз, дальше мы берем кого-то другого.

О помощи

Первоначально мы назывались «Фонд помощи родственникам больных с инсультом». Когда человек перенес инсульт, больше всего он хочет вернуться домой, к прежней жизни, к прежнему физическому состоянию, а это невозможно без поддержки семьи. Кроме того что мы собираем деньги на реабилитацию после инсульта конкретному человеку, мы помогаем его близким. Одна из первых и главных программ фонда – школа для родственников, в которой мы совершенно бесплатно обучаем приемам ухода за больными, базовым вещам по питанию, рассказываем, как будет развиваться заболевание. То есть максимально готовим людей, чтобы они спокойно и осознанно могли у себя дома организовать уход за больным.

Программа адресной помощи построена так, что мы одному человеку собираем на реабилитацию один раз, дальше мы берем кого-то другого. Реабилитация – штука дорогая, примерно 300 тысяч рублей на месяц, а нуждаются в ней очень много людей. Дело в том, что уже первый месяц способен качественно улучшить ситуацию. В подавляющем большинстве случаев семья, обучившись уходу, может много достичь и дома. Поэтому мы считаем своим долгом качественно помочь как можно большему количеству людей.

Об информации и методе FAST

Кроме того, мы реализуем программы, которые направлены на информирование населения о факторах риска развития и симптомах инсульта. Поэтому в какой-то мере фонд помогает всем. Есть день в году, Всемирный День борьбы с инсультом 29 октября, когда мы абсолютно для всех людей, которые даже не знают, что такое инсульт, или думают, что это их никогда не коснется, доносим информацию о симптомах и факторах риска. В этом году мы наконец-то начали проводить семинары в школах. Я давно вынашивала эту идею, потому что очень важно, чтобы об инсульте знали все, даже дети. Есть тест, который позволяет точно понять, инсульт это или не инсульт. Называется FAST, как раз о нем мы говорим в школах. Он настолько простой, что его может сделать десятилетний ребенок. Нужно попросить человека улыбнуться, вытянуть руки и сказать свое имя. Чем раньше окружающие заметят симптомы инсульта и вызовут скорую помощь, тем эффективнее будут лечение и реабилитация.

О причинах

Непосредственной причиной инсульта становится разрыв или закупорка кровеносного сосуда. При разрыве сосуда происходит кровоизлияние в мозг (геморрагический инсульт) или под оболочки мозга (субарахноидальное кровоизлияние). Но наиболее распространенный вид инсульта — ишемический, связанный с закупоркой мозговых сосудов. Принято считать, что это может случиться только с людьми зрелого возраста. Но это не так. Существуют даже детские инсульты. К счастью, таких случаев довольно мало. К ним, как правило, приводят врожденные заболевания: дефицит витамина Ка, аномалии строения сосудов, онкология. Детьми как раз достаточно хорошо занимается наше здравоохранение. Основной контингент, с которым мы сейчас работаем, – это люди лет 30-40, которые совершенно не думают, что инсульт – это к ним, потому что уверены, что он случается после 60 у бабушек и дедушек. Тем не менее, инсульт «молодеет», растет число людей, заработавших его в результате стрессов, неправильного образа жизни, экологии, наследственности в очень раннем возрасте, около 30. Вот таких у нас очень много и на сборах, и на программах адресной помощи».

По материалам сайта ФИЛАНТРОП

Помочь фонду ОРБИ

Поделиться

Похожие статьи

Ольга Таратынова: культура и мода

Ольга Таратынова: культура и мода

Изначально мы задумали создать особый повод для посещения Екатерининского парка – настоящей ландшафтной энциклопедии. Исходили из того, что дизайн одежды, мода – составная часть культуры, а творчество модельеров органично вписывается в музейную среду.

Поделиться
ЧИТАТЬ