Александра Санькова: мы понимаем, что наша работа нужна, и это дает нам силы.

Александра Санькова: мы понимаем, что наша работа нужна, и это дает нам силы.

Наша история столько раз прерывалась, что мы ее просто не знаем.

Александра Санькова: мы понимаем, что наша работа нужна, и это дает нам силы.

Александра Санькова, директор Московского Музея Дизайна, уверена, что миссия музея — показывать непрерывность истории дизайна в России и связь его с мировыми движениями. Об утерянной истории, дедушке Акопе и победе на Лондонской биеннале дизайна — в интервью ТВОЯ ИСТОРИЯ. 

Не было ни одного музея или организации, которые бы собирали и популяризировали наше наследие в этой области

Александра, только в 2012 году был основан музей дизайна. Какие были предпосылки к его созданию?

Александра Санькова: Когда я училась в Строгановке и много путешествовала, посещала разные музеи дизайна и музеи с уникальным коллекциями дизайна, такие как, MOMA, V&A, Лондонский музей дизайна, музей Дизайна Дании, Cooper Hewitt и многие другие. Мне казалось странным, что в России нет такого музея. У нас был авангард и конструктивизм, в СССР была создана уникальная система дизайна, десятки институтов, которые занимались разными направлениями дизайна, сейчас многие ВУЗы выпускают дизайнеров. И не было ни одного музея или организации, которые бы собирали и популяризировали наше наследие в этой области! После Академии я работала как независимый куратор, потом в посольстве Голландии отвечала за креативные индустрии – привозила дизайнеров и помогала организовывать международные проекты в этой области. Как только я начала работать, появилось понимание, что в России нет организаций, которые занимаются развитием дизайна на постоянной основе. В России есть много дизайнеров, но среды нет, нет площадки проведения выставок и мероприятий по дизайн-тематике. Я всегда мечтала сделать музей дизайна, но не знала, как подойти к такой глобальной и комплексной задаче. Мы с друзьями Степаном Лукьяновым и Надей Бакурадзе стали думать, как открыть свой музей без серьезных инвесторов, не имея своего здания. Решили открыть его в автобусе. В процессе подготовки выставочной программы и регистрации музе, я я познакомились Мариной Лошак, она тогда была назначена директором МВО «Манеж» и предоставила нам возможность открыть первые выставки музея в Большом Манеже.

Сначала мы решили сделать музей даже не в автобусе, а в овощном ларьке. Там жил дедушка Акоп, грек-армянин.

Как пришла идея мобильного выставочного зала? И оправдал ли он Ваши ожидания? Или всё же были трудности?

А.С.: Сначала мы решили сделать музей даже не в автобусе, а в овощном ларьке. Там жил дедушка Акоп, грек-армянин. Он был ветераном и был партизаном во время Второй мировой войны. Его дом снесли, как незаконную постройку. Потом снесли ларек, потому что он стоял напротив посольства Голландии в самом центре, так как чиновникам показалось, что это ужасно. Дедушка стал жить в своих «Жигулях». Мы решили помочь дедушке и заодно создать музей: хотели купить ларек, предложить Акопу пост директора Музея дизайна, а мы в свою очередь будем устраивать он-лайн конференции с международными звездами дизайна, например, с Филиппом Старком или Невилом Броуди. Ларек можно было бы прицеплять к машине, выезжать в другие города и превращать в мобильный музей. Но дедушка стоял в очереди на квартиру и отказался. Потом обсуждалась идея музея в коневозке, в автобусе с мультимедийной экспозицией внутри.

«Мобильная» версия музея привлекала нас тем, что можно действовать как агитбригады, дизайн-агитбригады.

«Мобильная» версия музея привлекала нас тем, что можно действовать как агитбригады, дизайн-агитбригады. Мы уже тогда четко представляли миссию нашего музея – показывать непрерывность истории дизайна в России и связь его с мировыми движениями. Наша история столько раз прерывалась, что мы ее просто не знаем. Мы хотели показать всю историю и, конечно, открыть через какое-то время постоянную экспозицию по истории российского дизайна. Наш опыт показал, все значимые музеи заинтересованы в выставках по дизайну. Мы перенесли наши усилия на выставки в Москве и за рубежом, но мы не оставили идеи мобильного музея и очень хотим ее реализовать.

За 5 лет Музей стал центром для изучения дизайна в России, более того, Вы делаете фантастические выставочные проекты, последний из которых совсем недавно взял награду в Лондоне. Как планируете работать в 2017 году? Какие выставки ждать?

А.С.: На нашей первой выставке «Советский дизайн, 1950-80-е» были представлены не только наши вещи, но и экспонаты, которые мы брали в других музеях, которые мы получили или купили в процессе подготовки, так как наша коллекция была не такой большой. На ту выставку в Манеже пришли толпы, нам стали дарить предметы и архивы, но мы не могли, конечно, брать всё, в первую очередь, из-за нехватки места. Во время подготовки выставки, меня познакомили с легендарным Юрием Борисовичем Соловьевым, руководителем ВНИИТЭ и создателем системы дизайна в СССР, и мы сразу подружились. Он сказал, что из-за политических и общественных изменений в нашем обществе произошел настоящий разрыв поколений, советский дизайн забыт. Он увидел, что наш музей — это мостик, который соединит прошлое с будущим. Юрий Борисович начал устраивать ужины, знакомить меня с советскими дизайнерами, своими коллегами по ВНИИТЭ. Для всех них он был огромным авторитетом.

За последние годы мы провели много выставок. Среди них: «Дизайн упаковки. Сделано в России» (МВО «Манеж», 2013), «Новая Роскошь. Голландский дизайн в эпоху аскетизма» (МВО «Манеж», 2014), «Британский дизайн: от Уильяма Морриса к цифровой революции» (ГМИИ им. А.С. Пушкина, 2014), «История кино в киноплакате» (МВО «Манеж», 2016) и другие.

На Первой Лондонской биеннале дизайна Московский музей дизайна представлял Россию и наша экспозиция «Открывая утопию: забытые архивы советских дизайнеров» получила главный приз биеннале Utopia Medal 2016.

Наша следующая выставка будет посвящена датскому дизайну и пройдет в Пушкинском музее в марте 2017 года. Затем отвезем во Владивосток выставку «Советский дизайн 1950-80-х», в июне откроем выставку «Бумажная Революция», посвященную графическому дизайну в период 1920-30-е годы, в бельгийском музее Art & Design Atomium Museum. Мы готовим к выпуску книги о советском дизайне и ВНИИТЭ, а вместе с Еленой Китаевой работаем над фильмами для Телеканала Культура о британском, шведском и российском дизайне.

Подобные мероприятия — важный шаг на пути формирования профессиональной среды, создания платформы, на которой будут встречаться дизайнеры и представители промышленности.

Музей также обладает интересными образовательными программами, расскажите пару слов о них. А также вопрос: музей активно привлекает молодые таланты; что Вы думаете о новом поколении дизайнеров в России?

А.С.: Мы делаем образовательные программы не только как параллельными программы к выставкам, но и самостоятельные образовательные программы, а также проводим профессиональные конференции.

Начиная с 2014 года, мы проводим профессиональные мероприятия. Например, в Международный день дизайнера организуем конференции по дизайну. Этот профессиональный праздник проводился ВНИИТЭ в течение многих лет, вплоть до конца 90-х годов, под названием «День дизайнера в Москве». Теперь мы не только расширяем географию события, подключая все регионы страны, но и делаем мероприятие ежегодным для всех российских дизайнеров, которых приглашаем к активному участию в качестве гостей или докладчиков по теме конференции.

В 2016 году мероприятие расширилось, темой дизайна заинтересовались новые партнеры.  Совместно со Сколково были организованы «Дни промышленного дизайна в Сколково”.

В прошлом году Московский музей дизайна совместно с Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и МГХПА им. С.Г. Строганова проводил Форум «Перспективы и проблемы российского дизайна в XXI веке». Задачи форума были поиск путей повышения эффективности внедрения результатов интеллектуальной проектной дизайнерской деятельности в производственный процесс и выпуск конкурентоспособных промышленных изделий, развитие контактов дизайнерских вузов с промышленностью.

Подобные мероприятия —  важный шаг на пути формирования профессиональной среды, создания платформы, на которой будут встречаться дизайнеры и представители промышленности. Задача обеспечения эффективного взаимодействия между дизайнерами и производителями в условиях политики импортозамещения для создания отечественной конкурентоспособной продукции является одной из важнейших.

На международном форуме дизайна в Санкт-Петербурге мы получили награду за вклад в развитие отечественного дизайна. Признание наших соотечественников, наших коллег очень важно для нашего коллектива, мы понимаем, что наша работа нужна, и это дает нам силы.

Что Вы думаете по поводу спроса на российский дизайн в России и за рубежом?

А.С.: На современный российский дизайн особенно никакого спроса нет. То, что экспортируется, действительно имеет хороший дизайн. Но это в основном военная техника. Российских дизайнеров, успешно работающих за рубежом, не так много. В России всегда было все хорошо с графическим дизайном но вот промышленный дизайн только начинает давать новые ростки после 90-х. Есть несколько замечательных промышленных дизайнеров, которые успешно работают, но их пока можно по пальцам сосчитать. Мы точно видим по тому интересу, который возникает к нашей работе у международного профессионального сообщества, по тому, что нас постоянно приглашают участвовать в масштабных международных проектах в области дизайна, что интерес к советскому дизайна огромен. И тема эта не освещена и мало изучена.

В России постепенно наступают перемены.

В Советском Союзе в 1962 году был создан Всесоюзный Научно-Исследовательский Институт технической эстетики (ВНИИТЭ), его возглавил Ю.Б. Соловьев. У института было 10 филиалов. Был Легмаш — дизайн бюро, которое разрабатывало новые виды товаров для министерства легкой промышленности. Здесь разрабатывали новые фасоны одежды. Но помимо моды, занимались и упаковкой продукции. В подмосковном Загорске был НИИ Игрушки, откуда «вышла» знаменитая кукла-неваляшка. Было отделение Союза художников, сосредоточенное на промышленной графике. Они разрабатывали фирменные стили для советских предприятий. Это были госзаказы, поэтому итоговый вариант выбирал не заказчик, а профессиональный художественный совет. Удавалось творчески подходить к делу и внедрять идеальные логотипы и фирменный стиль.

В России постепенно наступают перемены. Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и Госкорпорация Ростех поддержали наше участие на Лондонской биеннале дизайна, помогли организовать форумы в Строгановке и Сколково. Самое главное, что у людей, реально связанных с промышленностью, появилось понимание, что необходимо развивать профессиональную среду и поддерживать коммуникацию между дизайнерами и производством. Важно знать свою историю, так как не зная своего прошлого не будет основы для движения в будущее.

Не так давно на Лондонской биеннале Вы получили первый приз! Это колоссальный успех для российского дизайна в принципе. Как Вы думаете, что впечатлило судей больше всего?

А.С.: Кто знал о системе дизайна в СССР? А в жюри сидели международно признанные историки дизайна Paola Antonelli, Adelia Borges, Ian Callum, James Lingwood, Jeremy Myerson, Jonathan Reekie, Martin Roth, Victor Lo, Ana Elena Mallet, Kayoko Ota, Richard Rogers and Paula Scher и для них это был удар: узнать, что была такая невероятная история и она была никому неизвестна. И что столько материалов потеряно!

В Европе же принято всё собирать. А после распада СССР ВНИИТЭ распался, архивы филиалов уничтожены. Мы теряем наследие в области дизайна, наше материальную культуру, историю каждый день, потому что поколение уходит, множество материалов уже безвозвратно утрачены.

Мы сделали экспозицию из 300 слайдов (лайтбоксов) с проектами советских дизайнеров, с фотографиями рабочих моментов: дизайнеры у кульманов, на совещаниях и конференциях. Зритель, попадая к нам на экспозицию, как бы оказывался в хранилище музея. Степан Лукьянов (арт-директор музея) замечательно передал дух советского научно-исследовательского архива.

В экспозиции стояли картонные стулья, точные реплики когда-то созданных для Международного конгресса по промышленному дизайну ICSID в 1975 году архитектором А. Ермолаевым. Зрители с удовольствием сидели на них и смотрели видео инсталляцию – интервью с бывшими сотрудниками ВНИИТЭ и инфографикой, наглядно описывающей систему дизайна в СССР.

Женщины, безусловно, двигатели современной культуры.

Не так давно в Санкт-Петербурге прошёл международный саммит «Женщины России в культуре, искусстве и благотворительности», в Лондоне в галерее GRAD был открытый стол с З.Трегуловой (Третьяковская Галерея) по поводу роли женщин в культуре. Что Вы думаете о роли женщины в культуре? И можно ли сказать про Вас, что Вы пишите новую историю современного дизайна?

А.С.: Женщины, безусловно, двигатели современной культуры. У нас в Московском музее дизайна преимущественно женский коллектив.

То, что мы делаем — это общественная работа по сохранению нашего общего культурного и материального наследия.

Ольга Дружинина, Екатерина Шапкина, Наталья Гольдштейн, Юля Воронкова, Света Чиркова, Лариса Носкова, Алена Сокольникова и многие другие наши коллеги. Мы ежедневно с полной самоотдачей работаем над проектами, более того, мы работаем как волонтеры. Мы собираем коллекцию, материалы, интервью, ездим навещать дизайнеров (многие из них уже в преклонном возрасте), которые дарят нам свои архивы. То, что мы делаем — это общественная работа по сохранению нашего общего культурного и материального наследия. Нам очень нужна поддержка и новые партнеры, помощники и спонсоры. Конечно, русская женщина «коня на скаку остановит», но все же такое большой проект, как строительство нового музея, без мужской помощи осуществить не получится.

 

Сайт музея по ссылке / A link to Moscow Design Museum.

Поделиться

Похожие статьи

Ольга Таратынова: культура и мода

Ольга Таратынова: культура и мода

Изначально мы задумали создать особый повод для посещения Екатерининского парка – настоящей ландшафтной энциклопедии. Исходили из того, что дизайн одежды, мода – составная часть культуры, а творчество модельеров органично вписывается в музейную среду.

Поделиться
ЧИТАТЬ