Василий Церетели: важно делать то, что вызывает эмоции.

Василий Церетели: важно делать то, что вызывает эмоции.

Нам важно не отставать от процесса, оставаться в центре культурной жизни не только России, но и всего мира.

Василий Церетели: важно делать то, что вызывает эмоции.

Василий Церетели —  исполнительный директор Московского Музея Современного Искусства о том, зачем нам искусство, и как музей решает вопрос просвещения — специально для YOUR STORY IN HISTORY.

Наша задача – знакомить широкую публику с российским и зарубежным искусством, заниматься ее просвещением и, в некотором смысле, популяризацией того, что называется modern art.

В настоящее время Московский музей современного искусства — это одно из самых представительных собраний отечественного искусства XX столетия. Музей получил славу активного участника художественной жизни страны. Вас можно назвать “контрибьютором” в современное российское искусство?

Василий Церетели: «Контрибьютор» — слово, на мой взгляд, не совсем отражающее нашу деятельность. Московский музей современного искусства — первый в России государственный музей, специализирующийся на искусстве XX и XXI веков. С момента открытия, то есть более 16 лет, музей существенно расширил сферу своей деятельности и получил признание широкой публики. Сегодня ММОМА – это пять площадок в историческом центре Москвы, коллекция современного искусства, которая насчитывает более 12 000 работ, познавательный Лекторий, Детский центр, Школа современного искусства «Свободные мастерские», уникальный журнал «Диалог искусств» и это далеко не все, чем мы занимаемся. Наша задача – знакомить широкую публику с российским и зарубежным искусством, заниматься ее просвещением и, в некотором смысле, популяризацией того, что называется modern art. Нам важно не отставать от процесса, оставаться в центре культурной жизни не только России, но и всего мира.

Но объективно, дело не во времени создания той или иной работы, а в зрителе и его восприятии.

Искусство XX столетия — сложный материал как по художникам, так и для зрителя. Как Вам удается так формировать выставочные проекты, чтобы привлекать столько зрителей в музей и находить столь добрый отклик в прессе?

ВЦ: Сразу отмечу, что мы работаем и с искусством XXI века. Но объективно, дело не во времени создания той или иной работы, а в зрителе и его восприятии. Именно поэтому мы привлекаем к каждому выставочному проекту команду профессионалов: это архитекторы, дизайнеры, кураторы. Очевидно, что то, что близко художественному критику, может вызывать кардинально противоположные чувства у человека, который не знаком с миром современного искусства или пришел в музей впервые. Нам важно делать проекты, которые вызывают эмоции. На мой взгляд, это один из главных показателей успешности проекта. Поэтому почти каждый проект в ММОМА сопровождается рядом дополнительных активностей для взрослых и детей, серией мастер-классов, экскурсий, лекций.

Какая стратегия музея на ближайшее время?

ВЦ: 2017 год в ММОМА будет, как всегда, очень насыщенным. Это образовательный центр и обновленный Лекторий, в котором появятся новые спецкурсы, и новые Детские программы для самых юных посетителей Музея и для подростков. Мы активно работаем над профессиональным образованием, поэтому ежегодно приглашаем в нашу «Школу современного искусства» действующих художников, кураторов. Кроме того, мы перезапустили наш музейный журнал «Диалог Искусств», и в следующем году, я уверен, он станет одним из самых читаемых изданий о мире современного искусства. Ну и, конечно, посетителей ММОМА ожидает богатая выставочная программа не только в Москве, но и в разных городах России и за рубежом. Мы продолжим сотрудничество с Ельцин Центром и другими крупными институциями, выставочный год откроет Фестиваль наивного искусства и сопровождающая его яркая исследовательская выставка «Наивно и…», на различных площадках пройдут крупные ретроспективы известных мастеров – Валерия Айзенберга, Антонио Гауди, Михаила Косолапова, Джозетты Фиорони. В следующем году пройдет Биеннале в Венеции, и мы совместно с РОСИЗО/ ГЦСИ расскажем о новой программе VI  Московской международной Биеннале молодого искусства. Основная стратегия Музея остается неизменной – просвещение и образование, вовлечение в процесс и объяснение посетителю, что Музей – это не только выставки, а место встреч, дискуссий, отдыха, обучения.

Помимо выставочной деятельности, много проектов у музея связано в том числе и с образованием. Расскажите об этом в двух словах. И хочется спросить про доступность образования. В Metropolitan Museum of Art в Нью Йорке очень активно развивают мысль о доступности образования, материалы можно скачивать, порой абсолютно бесплатно, с сайта музея. Что делает Московский музей современного искусства в этом направлении? И сотрудничаете ли Вы с фондами.

ВЦ: Конечно, мы сотрудничаем с фондами, во многом мы сами делаем исследовательские проекты, которые по праву можно назвать «историческими» для мира современного искусства. К каждому нашему проекту выходит книга, в которой можно найти те редкие факты и сведения, которые зачастую «не помещаются» на выставке. При ММОМА функционирует библиотека, куда может попасть каждый желающий: достаточно записаться. У нас есть Лекторий, на котором действующие герои арт-сцены, критики, кураторы и искусствоведы в увлекательной форме знакомят зрителей с историей искусств. Для тех, кто хочет стать частью этого мира, работает наша Школа современного искусства «Свободные мастерские», где есть 2 направления – для художников и кураторов. Кроме того, в нашей школе есть бюджетные места, и мы работаем над тем, чтобы каждый год их становилось больше. В 2016 году мы создали свою первую образовательную онлайн-игру «PLAYMMOMA», которая задумана как увлекательное интерактивное пособие, вводящее в интригующий мир современного искусства, и предназначена для детей от 6 лет, а также их родителей. Игра «PLAYMMOMA» создана по мотивам третьей тематической экспозиции коллекции MMOMA «Если бы я только знал!..» (2010-2011 гг.), а также на базе нескольких выставочных проектов. Наш музейный журнал «Диалог искусств» в легкой и доступной форме знакомит читателей с арт-процессом, позволяет быть в теме международных событий.

В январе 2007 года в Москве Вы провели культовую выставку , которая должна была определить художественные ориентиры в современном искусстве на 10–15 лет вперед — “Верю”. Прошло уже те самые десять лет, оглядываясь назад, есть сопоставимые ориентиры или нет?

ВЦ: Думаю, что этот вопрос правильнее всего задать куратору проекта Олегу Кулику. Мне бы самому хотелось узнать его ощущения и мысли участников этого проекта. Для нас «Верю» — это большой и очень сложный проект, который впервые обратил на себя внимание такого большого количества людей. Тогда, в 2007, это казалось чем-то невероятным, а сегодня мы видим, что интерес у общества к современному искусству вырос не только количественно, но и качественно. А наша задача этот интерес поддерживать на должном уровне.

Есть ли планы на коллекцию XXI века? Возможно, кто-то из художников уже появился в коллекции Московского музея современного искусства?

Коллекция ММОМА сегодня насчитывает более 12 000 работ, среди которых есть и произведения XXI века. Но здесь важно говорить не о том, в каком году создано искусство — 1999 или 2000. Политика Музея во многом направлена на работу с молодыми художниками. У нас есть проекты, которые проходят под знаком поддержки молодого искусства: «Дебют» и «Молодые Львы», которые создаются совместно с Галереей «Триумф». Лето 2016 года, например, по праву можно назвать летом молодежного искусства: на площадках ММОМА прошел ряд проектов, в которых участвовали молодые художники, мы отпраздновали юбилей нашей школы современного искусства. И, конечно, вся Москва смотрела Московскую международную биеннале молодого искусства, которую мы совместно с ГЦСИ провели уже в пятый раз.

Искусство – это не только то, что можно увидеть в стенах Музея, это, прежде всего, то, что окружает нас каждый день.

И последний вопрос, зачем нам искусство? Приземленным и наэлектризованным гаджетами? Как музей решает вопрос культурного обогащения и духовного спасения, если можно так сказать, людей, которые могут посмотреть картины по google art виджету например. И современность этого искусства — вещь относительная? Ведь через сто лет оно уже не будет столь современным, а войдет в понятие классики. Что Вы думаете об этом?

ВЦ: Искусство – это не только то, что можно увидеть в стенах Музея, это, прежде всего, то, что окружает нас каждый день. Искусство призывает к любви, к красоте, к гармонии, к тем самым чувствам, которые отличают человека от животного. Классика – понятие относительное, ведь для кого-то начало ХХ века считается началом современного искусства, а для кого-то уже стало классикой. Весной 2016 года мы также задались вопросом «Зачем нам искусство?» и создали фестиваль Art. Up Art. In, который в интерактивной форме стал попыткой найти точки соприкосновения между искусством XX–XXI веков и визуальной философией известных брендов, чьи продукты стали частью нашей жизни. Я уверен, что Музей останется местом, где человек своими глазами может увидеть произведения искусства, почувствовать близость с ними, но при этом google art и другие технические средства не будут препятствовать этой близости, они, скорее, позволят ощутить это искусство по-новому.

 

Афиша и новости музея здесь
Поделиться

Похожие статьи

Ольга Таратынова: культура и мода

Ольга Таратынова: культура и мода

Изначально мы задумали создать особый повод для посещения Екатерининского парка – настоящей ландшафтной энциклопедии. Исходили из того, что дизайн одежды, мода – составная часть культуры, а творчество модельеров органично вписывается в музейную среду.

Поделиться
ЧИТАТЬ